Многообразие проявлений причинно-следственных связей в материальном мире обусловило существование нескольких моделей причинно-следственных отношений. Исторически сложилось так, что любая модель этих отношений может быть сведена к одному из двух основных типов моделей или их сочетанию.

Три сценария будущего

Биотех в России пока не относится к отраслям, в которых можно получить оптимальную отдачу от вложенного капитала, но есть основания рассчитывать на то, что рентабельность биотехнологических предприятий в России все же перерастет критическую отметку и этот сектор станет привлекательным для инвестиций. Недавно анонимный источник из Минобрнауки в беседе с корреспондентом РИА «Новости» сообщил, что в настоящее время в российский хай-тек вложено около 300 млн. венчурных долларов. Сколько процентов приходится на биотех, он не сказал, но биотехнологические проекты составляют 25-30% и на ярмарках РАВИ, и в Конкурсе русских инноваций, и в МНТЦ. Одного этого достаточно для умеренного оптимизма.

Рождаемость среди биотехнологических компаний будет на сколько-то процентов превышать смертность, а живой вес выживших – постепенно расти. Зарубежные (и, в меньшей степени, отечественные) фирмы и фонды будут создавать новые и покупать существующие биотехнологические предприятия и налаживать там конкурентоспособное производство. Государственные и частные научно-исследовательские и научно-производственные компании будут работать по заказам зарубежных и (в меньшей степени) отечественных фирм, чисто научные – подкармливаться за счет грантов от отечественных и (в большей степени) зарубежных и международных организаций. Российские ученые будут вести разработки совместно с зарубежными коллегами.

Скорее всего, при этом по состоянию науки и технологий Россия в лучшем случае окажется на уровне нынешней Южной Кореи. Но так ли это плохо? Не лучше ли быть первым в деревне, чем восьмым в семерке? В Корее практически нет фундаментальной науки – зато есть LG, Samsung, эмбрионы для терапевтического клонирования и многое другое. И нам пора перестать сокрушаться о потере былого величия. Вспомните рассказ Джека Лондона «Тысяча дюжин». Его герой гнал носильщиков по снежной целине, а остальные отставали на один переход и прекрасно себя чувствовали. Они не гнались за сверхприбылью, зато и не пустили себе пулю в лоб. И не дженериками едиными жива промышленность у идущих вторыми. В среднем на разработку нового фармпрепарата сейчас уходит, по разным данным, 8-14 лет и 300-800 миллионов долларов. На то, чтобы повторить эту разработку – в 3-7 раз меньше времени и в 100 (!) раз меньше денег. А новизну или, как минимум, существенные отличия патентоведы обязательно найдут. Так что наукоемкая промышленность в России может рассчитывать на жирную синицу, если перестанет мечтать о журавлях.

А с российской наукой не случится ничего трагического – с точки зрения теории Дарвина. Даже ее реформирование в соответствии с многократно прОклятой Концепцией на самом деле только закрепит существующее положение дел. Ну, сократят под корень институты, доведенные до нежизнеспособного состояния (кто виноват – это отдельный вопрос, а что надо было делать – еще один и тоже риторический). Уволят тех реликтов, которых давно пора было уволить вместо того, чтобы продлевать их агонию. Нынешние владельцы разорят часть до сих пор теплящихся мертвозачатых отраслевых НИИ и КБ. Оставленная в живых фундаментальная наука будет помаленьку прозябать, а прикладная – работать в меру сил. Все это будет не громом с небес, а продолжением тенденций последних десятилетий. Советская наука уже вымерла как вид – пора перестать делать ей искусственное дыхание.

Плохо, что оставленная на развод фундаментальная и вообще государственная наука будет по-прежнему хиреть без полива и удобрений – но ведь и динозаврам в свое время было очень плохо.

А в остальном – ничего страшного. Скорость утечки мозгов из России давно стабилизировалась. Ненужные заводы уже позакрывались, а нужные худо-бедно работают. Наукоемкая промышленность тоже работает, хоть и не в тех масштабах, как хочется. Бабы в Холмогорах будут рожать, мужики – снаряжать в Москву обозы с рыбой, Демидовы – учреждать новые заводы… Но тем, кто хочет работать в науке и не хочет или не может уехать, придется или жить за чертой бедности и продолжать вымирать, или научиться коммерциализировать свои разработки – это главное, чего не хватает среднестатистическому постсоветскому ученому.

Перейти на страницу: 1 2 3 4

Немного больше о технологиях >>>

Вода - энергоноситель, способный заменить нефть.
Нефть, уголь и природный газ являются основными энергоносителями, заменитель которым еще не найден. Все они являются продуктами Солнца, за миллионы лет накопившиеся на Земле. Сжигание этих энергоносителей с целью получения энергии является основным фактором загрязнения окружающ ...

Система качественных показателей для оценки достижения идеальности ТС
Общая структура Технической Системы: ЗАТРАТЫ (вход) - ТС (процессор) - ГПФ (выход) Идеал ТС: Достижение ГПФ при сумме затрат стремящейся к нулю. ...

Галерея

Tехнологии прошлого

Раскрытие содержания и конкретизация понятий должны опираться на ту или иную конкретную модель взаимной связи понятий. Модель, объективно отражая определенную сторону связи, имеет границы применимости, за пределами которых ее использование ведет к ложным выводам, но в границах своей применимости она должна обладать не только образностью.

Tехнологии будущего

В связи с развитием теплотехники ученые в прошлом веке пришли к простому, но удивительному закону, потрясшему человечество. Это закон (иногда его называют принцип) возрастания энтропии (хаоса) во Вселенной. technologyside@gmail.com
+7 648 434-5512